учителя, воспитателя, родителя

 

Юбилейные даты России!

   

 

 

Любим Россию!

Патриотическое воспитание

Знаем Россию!

 

 

РАЗДЕЛЫ ПРОЕКТА

О проекте

Гимн России

Пословицы о Родине

Российские праздники

Загадочная Россия

Впереди планеты всей

Российские рекорды

Впервые в России

Стихи о Родине, о России

Стихи юным гражданам РФ

Стихи о Москве

Стихи о Санкт-Петербурге

Стихи о субъектах РФ

Стихи о городах России

География России в стихах

Стихи о родной природе

Стихи о знаменитых россиянах

Стихи о войне и мире

Азбука маленького россиянина

 

 

ОБ АВТОРАХ  СТИХОВ (А-Л)

Агнивцев Н.Я.

Александрова З.Н.

Асеев Н.Н.

Белозёров Т.М.

Бобров А. А.

Богданов В.А.

Боков В. Ф.

Брюсов В.Я.

Воронько П.Н.

Вургун С.

Гамзатов Р.Г.

Глинка Ф.Н.

Григорьев Ю.С.

Дементьев А.Д.

Дербенёв Л.П.

Дрожжин С.Д.

Друнина Ю.В.

Евтушенко Е.А.

Есенин С.А.

Жигулин А.В.

Забила Н.Л.

Исаковский М.В.

Каргашин С.А.

Кедрин Д.Б.

Кулиев К.Ш.

Кузнецов В.Н.

Куницын А.В.

Лебедев-Кумач В.И.

Лермонтов М.Ю.

Лисянский М.С.

 

 

ПОПУЛЯРНЫЕ НОВОСТИ

 

 

    

 

 

Стихи о Санкт-Петербурге

 

И майской ночью в белом дыме,
И в завываньи зимних пург
Ты всех прекрасней, несравнимый
Блистательный Санкт-Петербург!

Н. Агнивцев

Для самых маленьких

Для старших школьников

Поэтическая экскурсия в Санкт-Петербург

 

Странный город

Санкт-Петербург – гранитный город,
Взнесенный Словом над Невой,
Где небосвод давно распорот
Адмиралтейскою иглой!

Как явь, вплелись в твои туманы
Виденья двухсотлетних снов,
О, самый призрачный и странный
Из всех российских городов!

Недаром Пушкин и Растрелли,
Сверкнувши молнией в веках,
Так титанически воспели
Тебя в граните и в стихах.

И майской ночью в белом дыме,
И в завываньи зимних пург
Ты всех прекрасней, несравнимый
Блистательный Санкт-Петербург!

(Н. Агнивцев)

наверх

Санкт-Петербургские триолеты

Скажите мне, что может быть
Прекрасной Невской перспективы,
Когда огней вечерних нить
Начнет размеренно чертить
В тумане красные извивы?!
Скажите мне, что может быть
Прекрасней Невской перспективы?

Скажите мне, что может быть
Прекрасней майской белой ночи,
Когда начнет Былое вить
Седых веков седую нить
И возвратить столетья хочет?!
Скажите мне, что может быть
Прекрасней майской белой ночи?

Скажите мне, что может быть
Прекрасней дамы петербургской,
Когда она захочет свить
Любви изысканную нить
Рукой небрежною и узкой?!
Скажите мне, что может быть
Прекрасней дамы петербургской?

(Н. Агнивцев)

 

Гранитный призрак

Как бьется сердце! И в печали,
На миг былое возвратив,
Передо мной взлетают дали
Санкт-Петербургских перспектив!

И, перерезавши кварталы,
Всплывают вдруг из темноты
Санкт-Петербургские каналы,
Санкт-Петербургские мосты!

И, опершись на колоннады,
Встают незыблемой чредой
Дворцов гранитные громады
Над потемневшею Невой!..

Звенят проспекты и бульвары,
И в бесконечности ночей
На влажных плитах тротуара
Дробится отсвет фонарей...

Пусть апельсинные аллеи
Лучистым золотом горят,
Мне петербургский дождь милее,
Чем солнце тысячи Гренад! . .

Пусть клонит голову все ниже,
Но ни друзьям и ни врагам
За все Нью-Йорки и Парижи
Одной березки не отдам!

Что мне Париж, раз он не русский?!
Ах, для меня под дождь и град,
На каждой тумбе петербургской
Цветет шампанский виноград!..

И, застилая все живое,
Туманом Невским перевит,
Санкт-Петербург передо мною
Гранитным призраком стоит!..
(Н. Агнивцев)
 

Прекрасное создание Петра

 

Когда Невы, окованной гранитом,
Алмазный блеск я вижу в час ночной
И весело по освещенным плитам
Толпа людей мелькает предо мной

Тогда на ум невольно мне приходит
Минувший век, когда среди болот,
Бывало, здесь чухонец бедный бродит,
Дитя нужды, болезней и забот,
Тот век, когда один туман свинцовый
Здесь одевал леса и небеса
И так была печальна и сурова
Пустынных вод холодная краса.
И с гордостью я вспоминаю тайной
Ум творческий великого царя,
Любуяся на город колоссальный

Прекрасное создание Петра.
(И. Никитин)

 

Кони на Аничковом мосту


Веленью мастера покорны,
Пройдя чистилище огня,
Взвились на воздух вихрем черным
Четыре бронзовых коня.

И в тот же миг четыре юных
Могучих всадника, с земли
Вскочив, поводья, словно струны,
В единоборстве напрягли.

Напрасно кони бьют копытом,
Сорваться с местам норовят,
И ржут, и прядают сердито,
И рвут поводья и храпят.

Но мышцы юношей могучих
Сноровка, разум и напор,
Остепеняя нрав. кипучий,
Уже решают старый спор,

Поводья натянув тугие,
Смиряют дикий нрав коня...
Так город мой смирял стихии
Воды, и стали, и огня.

(Н. Браун)
 

Песнь о Лебяжьей канавке


По Лебяжьей по канавке,
По небесной синеве,
Тихо весла поднимая,
Лодка движется к Неве.
Дети с бережка сбегают
Побарахтаться в воде,
Дети смотрят и не верят —
Нету лебедя нигде!
Опаляя город зноем,
Ходит полдень молодой,
Сада Летнего прохлада
Пролетает над водой.
Отсверкали, отгремели
Поля Марсова грома,
Этим полем проходила
Революция сама.
Годы славные далеко,
Зацветают дерева...
За Лебяжьей за канавкой
Открывается Нева.
На Лебяжьей на канавке
Нету лебедя нигде,
Белым лебедем проходит
Только облако в воде.

(Н. Браун)

 

Всё то, чего коснется...


Всё то, чего коснется человек,
Приобретает нечто человечье.
Вот этот дом, нам прослуживший век,
Почти умеет пользоваться речью.

Мосты и переулки говорят.
Беседуют между собой балконы.
И у платформы, выстроившись в ряд,
Так много сердцу говорят вагоны.

Давно стихами говорит Нева.
Страницей Гоголя ложится Невский.
Весь Летний сад
Онегина глава.
О Блоке вспоминают острова,
А по Разъезжей бродит Достоевский.

Сегодня старый маленький вокзал,
Откуда путь идет к финляндским скалам,
Мне молчаливо повесть рассказал
О том, кто речь держал перед вокзалом.

А там еще живет петровский век
В углу между Фонтанкой и Невою...
Всё то, чего коснется человек,
Озарено его душой живою.

(С. Маршак)
 

Аничков мост

Четыре чёрных и громоздких,
Неукрощённых жеребца
Взлетели – каждый на подмостках –
Под стянутой уздой ловца.

Как грузен взмах копыт и пылок!
Как мускулы напряжены,
Какой ветвистой сеткой жилок
Подернут гладкий скат, спины!
(В. Нарбут)

 

Мосты

Ликуя, а порой печалясь,
Я стыл, как птица на лету ...
Забудется ль, когда встречались
На Поцелуевом мосту?

Я вспоминал потом в разлуке
То всё сначала, то – с конца.
Мосты, мосты! Они, как руки,
Связуют время и сердца.

Они не просто над водою
То многолюдны, то пусты,
Над радостью и над бедою.
Стоят, как радуги, мосты.

По грудь в воде – как ноги студит.
Как ветры спину леденят! –
Связуют берега и судьбы
И одинокие стоят.
(В. Кузнецов)

 

Мост над Мойкой

 

Легкий мостик над Мойкой, парит.
Ни за что не поверить, что камень
Так воздушно, так хрупко летит
Над родными тебе берегами.

Нет в нём тяжести, мысли, труда,
Нет насилья над зреньем и слухом;
Скажет путник, пришедший сюда:
"Как взойти мне на мостик из пуха?!"
(Н. Гранцева)

 

Сто один остров и шестьсот мостов

Есть мосты в Петербурге.
Шесть сотен мостов.
Не припомнить и за день
Всех его островов.


Есть Васильевский, Заячий,
Каменный есть . . .
В этих строчках ты знаешь ли,
Всех, пожалуй, не счесть!


Сто один числят остров –
Вот наш город каков!
Людям было б не просто
Обойтись без мостов.


Вот тяжёлый, гранитный,
С чуть горбатой спиной,
Вот чугунный, отлитый,
Весь почти кружевной.

Львы крылатые, кони
Глядят с высоты...
Незаметно, спокойно
Служат людям мосты.


Ведь по ним, не смолкая,
То вперед, то назад
Лихо мчатся трамваи
И машины спешат.

И идут пешеходы,
Не замедлив шагов,
И скользят пароходы
Под пролеты мостов.
(Н. Полякова)

наверх

Вечером

 

Вечерний сумрак вымарал все тени
На мойке, на Неве и на Фонтанке.
Стоит, устало горбясь, мост Литейный
Дредноутом на якорной стоянке.

День отошел. Как всхлипы, чаек крики.
Седая мгла на их мятежных крыльях.
А сердце солнечные помнит блики
На площадях, на куполах, на шпилях.
(В. Кузнецов)

 

На Кировском мосту

 

В себя вбирая красоту,
Я славлю сердце молодое!
Стою на Кировском мосту,
И город мой – как на ладони.

Домов хрустальные торцы,
Резные арки, словно сестры.
Сверкают золотом дворцы,
Алеют солнечные ростры.

И шпили, шпили – там и тут
Над каждой башней и карнизом.
А в мачтах кораблей поют
Балтийские седые бризы.
(В. Кузнецов)
 

К Медному всаднику


В морозном тумане белеет Исакий,
На глыбе оснеженной высится Петр.
И люди проходят в дневном полумраке,
Как будто пред ним выступая на смотр.

Ты так же стоял здесь, обрызган и в пене,
Над темной равниной взмутившихся волн;
И тщетно грозил тебе бедный Евгений,
Охвачен безумием, яростью полн.

Стоял ты, когда между криков и гула
Покинутой рати ложились тела,
Чья кровь на снегах продымилась, блеснула
И полюс земной растопить не могла!

Сменяясь, шумели вокруг поколенья,
Вставали дома, как посевы твои...
Твой конь попирал с беспощадностью звенья
Бессильно под ним изогнутой змеи.

Но северный город
как призрак туманный,
Мы, люди, проходим, как тени во сне.
Лишь ты сквозь века, неизменный, венчанный,
С рукою простертой летишь на коне.

(В. Брюсов)

Александрийский столп


На Невском, как прибой нестройный,
Растет вечерняя толпа.
Но неподвижен сон спокойный
Александрийского столпа.

Гранит суровый, величавый,
Обломок довременных скал!
Как знак побед, как вестник славы,
Ты перед царским домом стал.

Ты выше, чем колонна Рима,
Поставил знаменье креста.
Несокрушима, недвижима
Твоя тяжелая пята.

И через кровли низких зданий,
Всё озирая пред собой,
Ты видишь в сумрачном тумане
Двух древних сфинксов над Невой.

Глаза в глаза вперив, безмолвны,
Исполнены святой тоски,
Они как будто слышат волны
Иной, торжественной реки.

Для них, детей тысячелетий,
Лишь сон
виденья этих мест,
И эта твердь, и стены эти,
И твой, взнесенный к небу, крест.

И, видя, что багряным диском
На Запад солнце склонено,
Они мечтают, как
давно
В песках, над падшим обелиском,
Горело золотом оно.

(В. Брюсов)

 

Ростральные колонны

 

Без вас, Ростральные колонны,
Мой город потерял бы стать,
Хотя Нева волною сонной
Не перестала бы играть,
Ласкаясь к камню парапета.
Но песнь побед была бы спета,
Без вас, прекрасных маяков,
Плывущих из тьмы веков.
И далеко, в тиши безмолвной,
Два факела, как две звезды,
Горят, чтоб освещались волны
Моей сверкающей Невы.
Пусть кораблям открыт наряд,
Когда Ростральные горят.
(Р. Назмутдинов)

 

Заячий остров

То было триста лет назад...
Царь Петр к Неве привел солдат.
Шел по болотам и лесам –
И этот остров выбрал сам:
"Стеною прочной окружен,
Твердыней грозной будет он,
Неву закроем на замок,
Чтоб враг пройти сюда не смог!"
...С рассвета топоры стучат,
Торопит Меншиков солдат.
Вбивают в землю сваи,
Болото осушают.
На остров прибывал народ...
Шел май, и века третий год.
Вал невысокий насыпной
Стеной был первой крепостной,
Шесть бастионов по углам
Как часовые встали там.
И вскоре всё, что возведут,
Санкт-Питер-Бурхом назовут.
Так был основан город...
Его воздвигли на века,
А началось всё с островка:
Мал Заячий, да дорог!
(Е. Ефимовский)

О камне, на котором стоит "Медный всадник"


Царь крепко держит удила,
Провидя путь в тумане,
Под ним – суровая скала,
Гранитный серый камень;
Он, северной природы дар,
Лежал в тиши дремучей,
Оставил молнии удар
След на скале могучей.
Из уст в уста передавал
Народ преданье это
И "Громом-камнем" называл
Такое чудо света...
Был камень Гром лесным царём
На мшисто-топком троне,
А Петр – и молния, и гром
На русском небосклоне!
Эпоха новая пришла
С великим человеком
И вознесла его скала
Над городом и веком!
(Е. Ефимовский)

 

В Эрмитаже

Рядом с Мадонной стою у окна...
Отсюда Нева голубая видна,
И малая Невка в оправе моста,
И Стрелки торжественная красота,
И шпиль, подпирающий свод,
И белый речной пароход.
На это нельзя наглядеться...

Но только Мадонна веками одна
Глядит и глядит на младенца!
(М. Тахистова)

 

Восход на Неве


Проснись скорее и замри,
Пока все это
Не поблёкло!..
Осколок
Утренней зари
Ударил
По оконным стёклам.

Их мягкий звон
Не повторишь:
Так на ветру
Поют ограды...
Все ярче
Из-за синих крыш
Восход
Над спящим Ленинградом.

Он зажигает купола,
К фасадам краски подбирает.
Они — другие,
Чем вчера:
Восход себя не повторяет.

Как точно кисть его легла!
И взора
Отвести не в силе
Адмиралтейская игла
От Петропавловского шпиля.

А по Неве идут суда,
Тяжёлый груз
взвалив на плечи.
Им стелет сонная вода
Дорожки алые
Навстречу.

А по Неве плывут плоты,
Буксиры
с чайками на трапах.
И разведённые мосты
Над ней стоят
На задних лапах...

Потом,
Когда ты подойдешь
К окну,
Где вечер
День сменяет,
Увидишь:
Город вновь хорош!
Но красота — уже иная.

(Ю. Воронов)

Над Невой


Весь город в плавных разворотах,
И лишь подчёркивает даль
В проспектах, арках и воротах
Классическая вертикаль.

И все дворцы, ограды, зданья,
И эти львы, и этот конь
Видны, как бы для любованья
Поставленные на ладонь.

И плавно прилегают воды
К седым гранитам городским —
Большие замыслы природы
К великим замыслам людским.

(Д. Самойлов)

 

Над Невой

Город Гоголя, Пушкина, Блока,
Город, помнящий поступь Петра,
Из болота шагнувший в барокко,
Ты достоин резца и пера.

Ты встаешь не видением пышным,
Строгим ликом отважен и прям,
Недоступный всем недругам пришлым,

Устремленный навстречу друзьям.

Чуждый зависти, чуждый корысти,
Не соперник—товарищ Москве,
Ты достоин божественной кисти,
Город, жадно припавший к Неве.

Мимо—башня, ограда и садик,
Бьют копыта, звенят стремена:
Твой властитель, твой витязь, твой всадник
Скачет к нам через все времена.

Твои улицы архипрямые,
Твои реки одеты в гранит,
И черты всех столетий России
Твой сегодняшний облик хранит.

Я шагаю центральным проспектом
И грущу лишь о том, видит бог,
Что не встретятся в городе этом
Пётр, и Гоголь, и Пушкин, и Блок.

(М. Лисянский)

Белая ночь

Белою ночью
деревья в саду
как на ладони
у нас на виду.

Вот я без лампы
сижу у окна –
в книге любая
картинка видна.

Тихо скользят
по Неве корабли.
Шпиль Петропавловки
блещет вдали.

Всю бы я ночь
не ложился в кровать.
Был бы я взрослым –
пошел бы гулять.
(А. Кушнер)

 

Белые ночи


Весна на Неве,
Завершая дела,
Последнюю песню пропела:
На Марсовом поле
Сирень расцвела —
Лиловым,
сиреневым,
белым.

И белые ночи —
Как светлые сны,
Как сплав чистоты и рассвета.
Но скоро уже
Вместо буйной весны
Начнется
Степенное лето.

Привычнее
Темная ночь — для очей...
И все же,
Чтоб дни не серели,
Оставь себе
Облако белых ночей —
Дыши им
До новой сирени!

(Ю. Воронов)

 

Белые ночи

Петербургский май – предвестник лета.
С белыми ночами дружит май.
Будто лампочки дневного света
Над замлей включили невзначай.

Бьет в гранит воды прозрачный гребень.
И, не ожидая темноты,
Словно руки, вскинутые в небо,
Над Невой разводятся мосты.

Под мостов раздвинутые своды
С полночи до самого утра
Дымные проходят пароходы,
Мчатся работяги-катера.

Белой ночью спать совсем не хочешь.
Не стихает город за окном,
Потому, что можно белой ночью
Делать всё, как будто это днём.
(Н. Полякова)

наверх

Белые ночи

Я в ладонях держу твои белые ночи,
Отзываешься ты мне улыбкой опять.
Как найти мне слова не длинней, а короче,
Те, что смогут о белых ночах рассказать?

Спят на каменных плитах устало столетья,
Кто похвастает в них безмятежностью дней?
Все страданья, все горести, все лихолетья
До сих пор проступают слезой из камней.
(Марфуга Айтхожина)
 

В Летнем саду

День золотой, благоуханный
В начале мая, Летний сад,
Голубоватый и туманный
За сенью Фельтенских оград.

Прозрачна длинная аллея,
Душиста неба синева,
Отрадой свежестию вея,
Течет сапфирная Нева.
(В. Княжнин, 1914)
 

Летний сад

Я к розам хочу, в тот единственный сад,
Где лучшая в мире стоит из оград,

Где статуи помнят меня молодой,
А я их под невскою помню водой.

В душистой тиши между царственных лип
Мне мачт корабельных мерещится скрип.

И лебедь, как прежде, плывет сквозь века,
Любуясь красой своего двойника.

И замертво спят сотни тысяч шагов
Врагов и друзей, друзей и врагов.

А шествию теней не видно конца
От вазы гранитной до двери дворца.

Там шепчутся белые ночи мои
О чьей-то высокой и тайной любви

И все перламутром и яшмой горит,
Но света источник таинственно скрыт.
(А. Ахматова)


В Летнем саду


Лебяжья канавка… Фонтанка… Нева…
Меж ними – деревьев густая листва,
И лебеди плавно скользят по пруду
В Летнем саду…

В колясочках внуков бабуси везут,
Студенты к зачетам готовятся тут,
Поэты слагают стихи на ходу –
В Летнем саду…

Античные статуи рядом стоят,
Они на влюбленных сквозь пальцы глядят, –
Целуются пары у них на виду –
В летнем саду…

Недолго и мне оставаться одной –
Сегодня условился милый со мной:
"Ты жди меня вечером в Летнем саду…!"
Вот я и жду…
(С. Фогельсон)

 

В Летнем саду

Осень на белые статуи снова
Сыплет свою золотую красу.
Солнечный отсвет на лбу у Крылова
Гаснет, в седьмом исчезая часу.

Некогда Пётр по земле этой славной
Шёл… Вот следы не его ли шагов?
Здесь набирался он силы державной,
Воли к борьбе против древних оков.

Осень плетёт паутинные сети;
Мраморным римлянам любо глядеть,
Как разыгрались вкруг дедушки дети…
Скоро уж время снежинкам лететь!
(Валдис Лукс)

 

Прогулка по Летнему саду

Как горько пахнут листья увяданья!
И не бодрят уже, не веселят.
В погожий день пришел я на свиданье
К тебе, в твои аллеи, Летний сад.

... Стою.
Вдыхаю острый невский воздух,
Стекающий с лебяжьих облаков.
Нет, не по листьям – по опавшим звёздам
Брожу среди героев и богов.
Как небо первозданно и бездонно,
Как не бездумно!.. Статуи – строги.
Дворец Петра... Но где ж хозяин дома?
В каких веках гремят его шаги?

Шуршат и шепчут листья, осыпаясь,
Блуждают блики солнца по траве...
Петровской треуголкой синий парус
Проходит по мерцающей Неве.
(В. Кузнецов)

 

Решетка Летнего сада

Искусство всегда современно, —
Я чувствую,
А не сужу.
Как будто за мыслью нетленной
По линиям строгим слежу.
Сквозная,
За ней и над нею —
И воздух,
И свет,
И простор,
И легче душе,
И яснее,
И как бы пронзительней взор.
Пред миром означена чётко,
Как будто взлетает она,
Единственная решётка,
Которая сердцу нужна.

(А. Краснов)

 

Летний сад зимой

Мы шли сквозь Летний сад
Пушистым зимним днём.
Без цели, наугад
Вдвоём бродили в нём.

Был скован льдами пруд,
Был снегом утеплён,
Был краток наш маршрут,
Был сдержан крик ворон.

Размылись кромки туч,
Сверкнуло голубым,
Надежды робкий луч,
Мечты забытый дым.

За кружевом оград
Он и в мороз не спал.
Был зимним Летний сад,
Он оттепели ждал.

Промеж кривых стволов,
Как прежде, налегке,
На нас смотрел Крылов
В чугунном сюртуке.

Пускай бело сейчас
В сплетении аллей,
Здесь сердцу всякий раз
Становится теплей.

(Г. Усова)

 

Песня о Ленинграде

Плывут над заливом балтийские тучи,
И плещутся волны в холодный гранит.
В морских непогодах, в метелях летучих
Он гордый покой свой столетья хранит.

Гордо воздвигнут рукой непреклонной,
Бессмертною храбростью русских солдат, –
Пробитые пулями в битвах знамёна
Нигде, никогда не склонял Ленинград.

Крылами побед осеняла Полтава
Ряды поднимавшихся ввысь колоннад.
Здесь русская доблесть и – русская слава,
Над невским гранитом, обнявшись, стоят.

В грозном молчанье стоят бастионы,
Багряные стяги победно горят.
Пробитые пулями в битвах знамёна
Нигде, никогда не склонял Ленинград!

В осенние бури и белые ночи
Стоишь ты, гордясь красотою своей.
Мы славим твоих моряков и рабочих,
Бессмертных и сильных твоих сыновей.

Слава тебе, Ленинград, закалённый
В пыланье сражений, в огне баррикад.
Пробитые пулями в битвах знамёна
Нигде, никогда не склонял Ленинград!
(К. Симонов, 1943 г.)

 

Город у залива

В осеннем тумане,
В январском снегу
Стоит Ленинград
На морском берегу

С дворцами и парками,
Строг и красив,
Как будто вплывает
В широкий залив.

В блокадные дни,
Под обстрелом в снегу
Не сдался, не сдался
Наш город врагу.

Здесь гордые,
Смелые люди живут,
И ценится всюду
Их доблестный труд.
(Н. Полякова)

 

Ленинградские строфы
 

* * *
Как по огромному музею,
По Ленинграду я хожу.
Вздыхаю.
Ахаю.
Глазею.
И строчки Пушкина твержу.
А с лесенки гранитной кто-то
Бросает камешки в Неву.
И молодые кони Клодта
Готовы прыгнуть в синеву!

* * *
За решётками Летнего сада
По аллеям гуляет прохлада.
Тихо бродит она мимо статуй
По зелёной траве непримятой.
Вот мелькнула поблизости где-то
То ли тень, то ль крылатка поэта.
А старушки, что возят коляски,
Помнят только старинные сказки.
Здесь осталась их юность когда-то,
Та, которой нет больше возврата.
Заблудилась она — вот досада! —
За решётками Летнего сада.
 

* * *
Полоска Финского залива
Вдали искрится, как слюда.
Нетороплива, молчалива
Его студёная вода.
Ах, чудо северное это
Не позабыть вовеки мне…
Туман.
Серебряное лето.
Рыбачья лодка на волне.
 

* * *
Встретимся на площади Дворцовой,
Возле Александровской колонны.
Я тебе свиданье назначаю,
Как мальчишки девочкам своим.
Лист кленовый золотого цвета
На пиджак мне осень приколола.
Приходи.
Опаздывать не надо.
Поболтаем.
Или — помолчим.
Мы пойдём с тобою по Фонтанке,
Повернём к Исакию, конечно.
И деревья кланяться нам будут,
Словно в сказке свита —
королю.
Как снежинки,
медленно и тихо,
Будут звёзды сыпаться на плечи.
А на Грибоедовском канале
Я признаюсь,
что тебя люблю.


* * *
Куда-то Медный всадник мчится
Который год,
который век.
А на плаще его лучится
Двадцатого столетья снег.
Давно в пути отстала свита —
Хороший конь под седоком…
И подковал коню копыта
Мороз серебряным ледком.

(М. Пляцковский)
 

Пойдем же вдоль Мойки, вдоль Мойки…

Пойдём же вдоль Мойки, вдоль Мойки,
У стриженых лип на виду,
Глотая туманный и стойкий
Бензинный угар на ходу,
Меж Марсовым полем и садом
Михайловским, мимо былых
Конюшен, широким обхватом
Державших лошадок лихих.

Пойдём же! Чем больше названий,
Тем стих достоверней звучит,
На нём от решеток и зданий
Тень так безупречно лежит.
С тыняновской точной подсказкой
Пойдём же вдоль стен и колонн,
С лексической яркой окраской
От собственных этих имён.

Пойдём по дуге, по изгибу,
Где плоская, в пятнах, волна
То тучу качает, как рыбу,
То с вазами дом Фомина,
Пойдём мимо пушкинских окон,
Музейных подобранных штор,
Минуем Капеллы широкой
Овальный, с афишами, двор.

Вчерашние лезут билеты
Из урн и подвальных щелей.
Пойдём, как по берегу Леты,
Вдоль окон пойдём и дверей,
Вдоль здания Главного штаба,
Его закулисной стены,
Похожей на жёлтого краба
С клешнёй непомерной длины.

Потом через Невский, с разбегу,
Всё прямо, не глядя назад,
Пойдём, заглядевшись на реку
И Строганов яркий фасад,
Пойдём, словно кто-то однажды
Уехал иль вывезен был
И умер от горя и жажды
Без этих колонн и перил.

И дальше, по левую руку
Узнав Воспитательный дом,
Где мы проходили науку,
Вдоль чёрной ограды пойдём,
И, плавясь на шпиле от солнца,
Пускай в раздвижных небесах
Корабль одинокий несётся,
Несётся на всех парусах.

Как ветром нас тянет и тянет.
Длинноты в стихах не любя,
Ты шепчешь: читатель устанет!
— Не бойся, не больше тебя!
Он, ветер вдыхая холодный,
Не скажет тебе, может быть.
Где счастье прогулки свободной
Ему помогли полюбить.

Пойдём же по самому краю
Тоски, у зелёной воды,
Пойдём же по аду и раю,
Где нет между ними черты,
Где памяти тянется свиток,
Развёрнутый в виде домов,
И столько блаженства и пыток,
Двузначных больших номеров.

Дом Связи — как будто коробка
И рядом ещё коробок.
И дом, где на лестнице робко
Я дёргал висячий звонок.
И дом, где однажды до часу
В квартире чужой танцевал.
И дом, где я не был ни разу,
А кажется, жил и бывал.

Ну что же? Юсуповский жёлтый
Остался не назван дворец,
Да словно резинкой подтёртый
Голландии Новой багрец.
Любимая! Сколько упорства,
Обид и зачёркнутых строк,
Отчаянья, противоборства
И гребли, волнам поперёк!

Твою ненаглядную руку
Так крепко сжимая в своей,
Я всё отодвинуть разлуку
Пытаюсь, но помню о ней…
И может быть, это сверканье
Листвы, и дворцов, и реки
Возможно лишь в силу страданья
И счастья, ему вопреки!

(А. Кушнер)
 

Стихи о Петербурге

Утром — прозрачным и свежим —
дали полны синевы…
Дарим свой город приезжим:
водим друзей у Невы,

бродим по Марсову полю —
пусть постигают они
трудную долю и волю,
ставшие вечными дни…

Водим на Мойку, на Невский —
дарим и радость, и грусть…
Пушкин, Крылов, Достоевский
им повстречаются пусть.

Водим на Пряжку, далёко,
пусть открывается им
нервная музыка Блока,
времени рвущийся дым…

К площади выйдем Дворцовой —
ветры несут им, остры,
песнь о рождении новой,
новой для мира поры…

Любим свой город — и дышим
светлой его глубиной,
любим свой город — и слышим
крылья его за спиной…

Мы и не можем иначе -
водим до ночи, до тьмы,
дарим — и чем-то богаче
сами становимся мы.

(С. Боткинник)

Кировский мост


Кудрявый мост — как Моцартов парик.
И ледоход — клавиатурой длинной.
И не туман над городом парит,
а музыка, рожденная во льдинах!

Ах, Кировский!
За что тебя люблю —
ты только с виду все металл да камень!
Ведь это твой—такой голодный!—
клюв
на счастье я кормила медяками.
Ведь это ты вздыхал под каблуком,
покряхтывал и ежился покорно,
как рыба-кит, когда я шла пешком
по выгнутой твоей хребтине черной!
А это! Кем, скажи, ты был в тот год?
Богатырем, наверно (да, приятель?),
радушно пригласившим самолет
в свои нерасторопные объятья!

Ах, Кировский!
Как нужен ты мне, друг!
Так нужно возвращение к истокам:
чтоб мучиться, и каяться, и вдруг
взглянуть на мир
с почтеньем и восторгом!

Ах, Кировский! Талантливый! Давай!
Блесни на восхищение коллегам!..
Как празднично солирует трамвай
в твоем неподражаемом аллегро!

(Л. Махоткина)

 

Памятник Петру


Светает. Тихо. Город спит.
Лишь ветер дерева колышит,
А кажется, что конь храпит,
А всадник видит все и слышит...

И видно, нет ему покоя,
Как бы предчувствуя беду,
Сжимает властною рукою
Уже ослабшую узду...

Лежат тяжелые туманы,
Но с тех, давно минувших, дней
До сей поры шипит поганый,
Коварный и отвратный змей...

(Д. Мизгулин)

наверх

Золотой ангел

 

С Петропавловской крепости
Над великой Невой
Полный веры и верности
Ангел взмыл золотой.
И в безмолвном молении
Сильны, строги, чисты
В полумраке сиреневом
Поднялися мосты,
А Нева быстротечная,
Ударяясь в гранит,
Тайны древние, вечные
В волнах синих хранит.

Почувствуй, что таит в себе вода,
И мудрость древних обретешь тогда.
(М. Волкова
)

 

Летом над Городом зори целуются

Летом над Городом зори целуются –
Белая ночь коротка.
Волны играют, смеются, волнуются,
Пенятся нежно, слегка.

Светится шпиль позолотой неяркою,
Гулко стучат каблучки, –
Я прохожу под старинною аркою
К водам прекрасной реки.

Тихие звёзды ночами короткими
Светят раскрытым мостам,
Синие волны барашками кроткими
Ластятся к самым ногам.

Над Петропавловкой дымкою млечною
Тихо плывут облака.
Мысли счастливые и скоротечные
В волнах уносит река.

Профиль ступеней у брега усталого
Ночью таинственно-сер,
И лепестками шиповника алого
Светится маленький сквер.

Мысли высокие, речи старинные
Слышатся мне в полумгле.
Прячется утро – такое жасминное! –
В Ангела лёгком крыле.

Солнце лучами рассвета лилового
Красит небес синеву,
Искрами вниз над дугою Дворцового
Падают звёзды в Неву!

Ловит их, ясных, в Неву окунувшихся,
Зорька весёлая. К нам
Утро приходит по только проснувшимся,
Крылья сложившим мостам.
(М. Волкова )

 

Слава России

Погода изменчива в граде Петра,
Бездонное небо скрывается в тучах.
Купаются голуби в лужах с утра,
Стучит мерно дождь по зонтам неразлучным.

Стучит по асфальту, домам и воде,
По сердцу стучит, по душе и по телу.
А город живёт весь в любви и в труде,
В истории древней и в подвигах смелых.

На плитах надгробных имён череда
Доносит потомкам бессмертье владельцев.
Спрессованы в плитах старинных года
И в каждой плите бьётся русское сердце.

Над городом солнце покажется вдруг,
Согреет проспекты, сердца и каналы.
Ты — слава России, мой Санкт-Петербург,
Ты — гордость моя, ты — России начало.
(Л. Гайкевич)

 

Санкт-Петербург – гордая белая птица

Город проснулся с утра
Полупрозрачным и светлым,
Тысячи просек Петра
Вымыты ливнем и ветром.
Встали на место мосты,
Вспыхнули острые шпили
И закружили, и закружили
Город петровской мечты.

Санкт-Петербург – гордая белая птица,
Санкт-Петербург – бронзовый царь и царица,
Санкт-Петербург – славы российской столица.
Это частица, сердца частица,
город наш Санкт-Петербург!

Мимо людей и машин,
Вдоль островов и каналов
Мы все куда-то спешим
Между великим и малым.
Любим мы здесь и грешим,
Верим и рвёмся к спасенью
От поколения к поколенью
В городе нашей души!

Санкт-Петербург – гордая белая птица,
Санкт-Петербург – бронзовый царь и царица,
Санкт-Петербург – славы российской столица.
Это частица, сердца частица,
город наш Санкт-Петербург!

(В. Панфилов)

 

Санкт-Петербург

Снова с Балтики дуют ветра,
Бьются волны о серый гранит.
Три столетья творенье Петра
Над Невой, возвышаясь, стоит.
Сквозь года слышно: «Здесь граду быть!»
Этих слов, ну кому же не знать?!
«Медный всадник», подняв на дыбы,
Разбудил Русь от долгого сна.

 

Платком на Питер ночь легла...
Адмиралтейская игла,
Дворцы, мосты, «петровский дух»...
Санкт-Петербург, Санкт-Петербург.
Каналов строгих череда,
Где плещет невская вода.
Творенье рук, умелых рук…
Санкт-Петербург, Санкт-Петербург.

 

Над «Исаакием» месяц застыл
И гирляндами звёзды зажглись.
Петропавловской крепости шпиль
Пропорол поднебесную высь.
На Дворцовой лежит тишина,
Зимний схвачен в оковы из снов.
И в безмолвии этом слышнА
Поступь первых «петровских» полков.

 

Платком на Питер ночь легла...
Адмиралтейская игла,
Дворцы, мосты, «петровский дух»...
Санкт-Петербург, Санкт-Петербург.
Каналов строгих череда,
Где плещет невская вода.
Творенье рук, умелых рук…
Санкт-Петербург, Санкт-Петербург.

 

Город доблести, славы, труда.
Ты прекрасен, величествен, строг.
По твоим площадям никогда
Не ступал иноземный сапог.
Петербург, Петроград, Ленинград
Утонул в необъятной ночи.
Время мчит... Кони Клодта летят...
Три столетья... О, как время мчит!

 

Платком на Питер ночь легла...
Адмиралтейская игла,
Дворцы, мосты, «петровский дух»...
Санкт-Петербург, Санкт-Петербург.
Каналов строгих череда,
Где плещет невская вода.
Творенье рук, умелых рук…
Санкт-Петербург, Санкт-Петербург.

(И. Шептухин)

 

В Петербурге

Есть в центре заповедный уголок,
Где веком двадцать первым и не пахнет.
Ни рёва обезумевших дорог,
Ни офис вам не встретится, ни маркет.

Здесь очень просто спрятаться от дел.
Изыск, поверьте, незачем заморский.
Уж если бег по кругу надоел,
Отправьтесь на Елагин иль Крестовский.

Сюда студенты ходят на пленэр,
Всё дышит девятнадцатым столетьем:
От бабочки с узорчатых шпалер
До бабочки, присевшей на багете.

Невольно сам становишься собой,
Когда возьмёт природа на поруки.
Щебечут птицы здесь наперебой,
И ловит стих затейливые звуки.

(Т. Шумилова )

(Елагин остров остров в дельте Невы, на котором расположен парк им. С. М. Кирова. Остров расположен на территории Санкт-Петербурга, в дельте Невы, между Большой Невкой и Средней Невкой. Площадь острова 94 га. Крестовский остров  остров в Санкт-Петербурге, находится в западной части города, на территории Петроградского административного района в дельте Невы. Площадь острова составляет 4.2 квадратных километра. Больше половины площади острова занимает Приморский парк Победы.)

Остров Елагин


Остров Елагин.
Тишь и покой.
Спущены флаги
Бури морской.

Речек извивы,
Гребни мостов.
В дымке залива –

Чайки судов.

К спускам дворцовым
Тропы ведут.
Всюду бедово
Белки снуют.

Тень вековая
Лип и дубов.
Временем ваян
Этот покров.

Свежестью влаги
Весь напоен
Остров Елагин

Сказка и сон.
(Т. Шумилова )

 

Питер

Стал слишком грустным этот разговор,
Меня вдруг стал душить мой теплый свитер,
Давай с тобой подпишем договор,
Тебе – свободу, мне – октябрь и Питер…

Прости, но я без боя не отдам
Мой город, в лентах улиц и каналов,
Бери себе Москву и Амстердам,
Бери весь мир! Ну разве это мало?

Я знаю, как здесь холодно зимой,
Готова ощущать в ботинках влагу,
Оставь мне этот город над Невой,
Возьми себе Париж, Берлин и Прагу…

Оставь театры, храмы и мосты…
Лети на юг, а мне пусть будет холод,
Уж если от меня уходишь ты,
Прошу, оставь хотя бы этот город!

Не забирай балтийскую мечту,
Оставь на память о себе свет белой ночи,
Возьми себе Нью-Йорка суету,
И вечность Рима забирай, коль хочешь!

Я не боюсь ни снега ни дождя,
В конце концов меня всегда согреет свитер,
Мое ты сердце забираешь, уходя…
Прошу тебя, оставь хотя бы Питер.

(Ю. Олефир )

 

Загадки о Санкт-Петербурге

Стихи о блокадном Ленинграде

 

наверх

 

 

РАЗДЕЛЫ ПРОЕКТА

На российских просторах

Животный мир России

Растительный мир России

Вехи русской истории

На Руси

А что у нас?

Ратное дело

Государство российское

Российская экономика

Духовные богатства России

Наша наука и техника

Россия спортивная

Российские столицы

Русская кухня

Русские Иваны

Краеведение

Шутить по-русски

 

 

 

ОБ АВТОРАХ  СТИХОВ (М-Я)

Маршак С.Я.

Михалков С.В.

Никитин И.С.

Ножкин М.И.

Орлов В.Н.

Орлов С.С.

Попов Д.И.

Пришелец А.

Прокофьев А.А.

Пушкин А.С.

Рождественский В.А.

Рубцов Н.М.

Рыленков Н.И.

Симонов К.М.

Синицын Е.Л.

Синявский П.А.

Степанов В.А.

Тарковский А.А.

Татьяничева Л.К.

Твардовский А.Т.

Тушнова В.М.

Усачёв А.А.

Уткин И.П.

Фокина О.А.

Чёрный А.М.

Шаферан И.Д.

Яшин А.Я.

 

 

 

 

 

 

РЕКЛАМА

 

 

Rambler's Top100 Яндекс цитирования
 

Внимание!!! 

При использовании материалов сайта активная ссылка на сайт обязательна

Использование материалов сайта в книжных изданиях только с разрешения автора сайта.

 

 

E-mail: iduvaid@yandex.ru

© 2006-2017 Методическая копилка от Агеевой И.Д.